МИНИСТЕРСТВО ПО КУЛЬТУРЕ И ТУРИЗМУ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Войти | Регистрация
Версия для слабовидящих // ПРОКУЛЬТУРА СЧЕТЧИК

«Я понял, насколько это шедевр». Интервью с Константином Арсеневым после премьеры «Снегурочки»

03 января 2023

Мюзикл «Снегурочка» — уникальный новый опыт для автора стихов к песням — Константина Арсенева, который сумел написать легкий для восприятия текст, при этом сохраняя оригинальный литературный стиль А.Н.Островского. Насколько сложно было работать над подобным масштабным проектом, мы узнали, пообщавшись с автором после премьеры.

 

Константин Борисович, адаптировать для мюзикла оригинальный текст А.Н.Островского, сделать его современным, еще и положить эти стихи на музыку, написанную к «Снегурочке» — очень сложное дело. Как вам это удалось, как шла работа?

Вопрос в точку. Ева* (композитор Ева Симуран — прим.*) по-своему восприняла Островского. Я некоторые сцены воспринимал по-другому. У меня был оригинальный текст, который надо было вложить в песню, не дословно, а саму идею, т.е. развивать сцену, в которой должна быть определенная мысль. А музыка совершенно другая, нежели я представлял. У меня «взрывался мозг», я думал, как это сделать? У меня было такое «прорубание» сквозь музыку. Потом я понял, что это, похоже, задача создать холодный мир. Получилось такое сложение. Мы как три коня впряглись в эту ситуацию — Ева, Островский и я (смеется). Есть всегда пристяжная лошадь, когда тройка скачет, а одна лошадь голову в сторону отводит, местами я чувствовал себя этой пристяжной. Но в итоге мы вывезли. Я смотрел спектакль уже трижды, включая предпремьерный показ, и я вижу, как он начинает собираться. И понимаю, что вот эта глыба ледяная, которая держит общее состояние, должна прорасти цветами. Каждый артист, собрав свою роль, одевшись в нее, станет таким цветочком. Впечатление сильное. При каждом просмотре меня «сносит», я выхожу из зала под огромным впечатлением, такое ощущение, как будто «Титаник» проплыл. Это, безусловно, очень сильная вещь.

Островский сложен для переложения? У вас это первый опыт, когда придерживаясь оригинального текста классика, сочиняешь стихи к песням?

Пожалуй, да, первый. Это очень интересный момент, ведь музыка предполагает определенную современность, и повторяемость куплет-припев тоже. Я думал, как лучше сделать? Повторить ли определенную мысль или, наоборот, уйти от повтора, что-то новое сказать, чтоб динамика была, хотя форма тут куплетная. И, если припев хитовый, то какой должен быть следующий припев? То есть надо от хитовости уходить, что-то менять или, наоборот, сохранять? Я и занимался этой мозаикой.

А зачем уходить от хитовости?

Для того, чтобы развитие было. Потому что в поп-песне припев спели и все, нужно его вбивать в мозг людям, как гвоздь, по самую шляпу. А здесь же действие, драматургия, нужно двигаться вперед. Поэтому в «Снегурочке» нужно было и сохранить хитовость, чтобы что-то осталось в голове, и при этом нельзя оставлять зрителя на том же месте.

Когда автор пишет песню для мюзикла, он предполагает, что вот эта песня станет хитом?

Конечно, предполагает.

Ваши ожидания совпали? Ведь сейчас мы понимаем, что ария Весны, ария «Проклятие Купавы», ария Мизгиря и еще многие песни — хиты.

Не совсем.Что-то совпало, что-то стало неожиданностью. Например, на мой взгляд, финальная песня — очевидный хит, у Леля есть пару хитов, опять же ария Мизгиря или дуэт «Сын Солнца» тоже очень запоминается, с  таким испанским налетом вещь, Дженифер Лопес  смогла бы, к примеру, ее спеть (смеется).

Приехав в Калининград, вы впервые услышали полные версии песен — текст + музыка. Были приятно удивлены или разочарованы?

Сперва я был в приятном шоке. Но я уже привык, что текст прирастает к артистам постепенно. Что важно — очень сложная музыка. Понятно, что артистам сперва нужно выучить мелодию, полифонию, чтобы они могли все это спеть. Потом, когда у них уже появляется уверенность, что они ноты не врут, начинается драматургия, свобода, и вот здесь начинают открываться характеры, персонажи, где текст играет огромную роль.

Поскольку работа, действительно, сложная и масштабная, как вы ее оцениваете в своем творчестве,  может как новую ступень?

Пожалуй, да. Островского я знал, как все: «Луч света в темном царстве…», «Бесприданница» и т.д. «Снегурочку» я знал, потому что смотрел в детстве мультфильм. Поэтому думал, что это детская сказка. Когда мне дали прочесть пьесу, уже предложив написать мюзикл, я просто в шоке был. Я люблю Шекспира и подумал, что эта история — такая шекспировская трагедия. Я понял насколько это шедевр. А тут еще «нордическая» музыка…

Я думаю, что мюзикл «Снегурочка» в большой степени эксперимент и очень удачный, поскольку пошли не по классическому пути, где можно было бы написать русские народные песни, а пошли по пути, где сделали movie-music (музыка для кино). Получается, что мюзикл превратился в голливудское творение в лучшем смысле. Это эксперимент, это риск, но мы знаем, кто не рискует, тот не пьет шампанское.

 

Беседовала Татьяна Вербицкая.