МИНИСТЕРСТВО ПО КУЛЬТУРЕ И ТУРИЗМУ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Войти | Регистрация
Версия для слабовидящих 2019 Год театра в России

Сергей Егоров: «Если хочешь чуда — сотвори его сам»

02 декабря 2019

29 ноября Калининградский областной музыкальный театр порадовал своих зрителей премьерой – мюзиклом Максима Дунаевского «Алые паруса».

Но не думайте, что это простое прочтение замечательной повести Александра Грина, на которой выросло несколько поколений юных советских романтиков. Грин, по словам К. Паустовского, в этом произведении тревожил человеческое сердце призывом к совершенству. Потревожит ли мюзикл сердца зрителей? В основу постановки взято либретто Михаила Бартенева и Андрея Усачёва. Оно более жёсткое, чем повесть, приближено к реалиям сегодняшнего дня, с новыми сюжетными линиями, новыми персонажами. Но основная мысль книги сохранена – находить отклик в человеческом сердце, утверждать в нём веру в силу любви и надежды, в то, что если очень захотеть, то мечты обязательно сбудутся.

Накануне премьеры корреспондент портала «Выходной» побеседовал с руководителем постановки Валерием Лысенко и режиссёром-постановщиком Сергеем Егоровым. Они раскрыли некоторые секреты нового мюзикла.

Идея создания спектакля принадлежит Валерию Ивановичу. Это его своеобразный подарок горожанам. «Алыми парусами» он хотел напомнить, что Калининград — город рыбаков и моряков, о чём мы, по его словам, стали забывать. Лысенко — выпускник мореходного училища. И поэтому на вопрос «Вы себя видите в Грее?» он ответил так: «А почему нет? Я поэтому, отойдя немного от Грина, построил этот персонаж по-другому».

— Как отреагировал Максим Дунаевский на изменения в либретто?

— Я сказал: «А что, если мы из Эгля сделаем Грея? Пусть он, как Зорро, ходит, в шляпе и маске. И никто не будет знать, что это за лицо. Его будут считать сумасшедшим мечтателем. И только в финале мы раскроем секрет. Это же здорово, неожиданно». Дунаевский ответил: «Валерий Иванович, авантюрная версия». Но добро дал.

— А что, по этому поводу сказал режиссёр-постановщик Сергей Егоров?

— Сережа долго мучился, но его можно простить. Он, как и мы все, привык к версии Грина. Спрашивается, почему не может быть иначе? Мы имеем право на свою версию. Этого бояться не надо, мы же все равно делаем то, что задумал автор — романтику, любовь, преданность. И человечность, в первую очередь.

— На кого будет рассчитан спектакль?

— Семейный, сразу говорю. Он массовый, красочный, доступен всем. Сейчас много ещё недоделок. Но мы до завтрашней премьеры все приведем в порядок. Это не опера, где поют без микрофонов. Здесь и поют в микрофон, и разговаривают. Только хор без микрофонов, их у нас просто не хватает.

— Сколько актеров задействовано?

— Почти весь театр.

— Я смотрю, и детей много.

— Много, человек сорок.

— Как они все на сцене поместятся?

— Поместятся. Мы учим детей. Бесплатно, у нас школа, две группы — старшая и младшая, многие из них уже через год начали ходить по сцене, играть в эпизодах, в массовках. Мне это нравится.

Сергей Егоров стал штатным режиссёром Калининградского областного музыкального театра в 2019 году. «Алые паруса» — его вторая большая работа на этой сцене. Первая – мюзикл «Винил», нашла своего зрителя и была принята очень тепло. По его словам, новый спектакль — очень сложный материал. Особенно либретто, написанное отдельными сценами, которые необходимо было объединить в единое целое. Фактически спектакль рождался в процессе репетиций, споров и прихода к общему мнению по поводу того или иного эпизода, сцены.

На вопрос «Почему были внесены изменения в либретто», Егоров ответил, что «жизнь и так тяжёлая, сложная, иногда очень несправедливая штука. Человеку не надо об этом лишний раз напоминать». Поэтому и руководитель постановки, и режиссёр решили обратиться к сюжету Грина. Ими выбрана его история про любовь, про романтику, про вечные ценности.

«Этот спектакль, — сказал режиссёр, — должен напоминать только об одном — если ты хочешь чуда, и у тебя есть две руки, две ноги, чистая душа, светлый разум, то ты в состоянии это чудо сотворить сам».

Поэтому в постановке Калининградского музыкального театра в одном человеке были объединены два героя произведения – Эгль и Грей. Этот человек придумывает для маленькой девочки сказку, которую, кроме него самого, никто не может осуществить. Есть ещё одно отличие от либретто Бартенева и Усачёва: там волны и ветер — действующие лица, которые рассказывают обо всём, что происходит на сцене. В нашем спектакле этот рассказ перепоручен жителям рыбачьего посёлка, а волны и ветер становятся очень выразительными, живыми декорациями. 

Декорации, к слову, были довольно любопытными. Ещё до начала действия вы видите по бокам портала белые паруса. Они создают ощущение морского простора, навевают воспоминание о свежем ветре и солёных брызгах волн. В глубине сцены стоит маяк. Но это не просто символ веры, надежды и любви. Он становится то тюремной камерой для Лонгрена, то ступенями, ведущими в ад — для пастора, разуверившегося в любви к Богу из-за слишком долгого ожидания знамения. Интересны нежно-голубые прозрачные полотна, которыми играют волны, то скручивая их, то распрямляя и бережно накрывая героев повести, которых нужно уберечь от беды. И длинная лестница в руках мужчин становится то лодкой, мирно покачивающейся на волнах, то дорогой к погибели, то ступенями, ведущими к счастью. А алюминиевые кружки и миски, висящие на верёвочках на шеях у посетителей таверны — цепи, сковывающие рабов. Они рабы дурных привычек, рабы своего желудка. Причем, мужчины и женщины на сцене чётко отделены. Они почти не смешиваются в толпе: шеренга мужчин, шеренга женщин. Аналогий по поводу такого построения масса, выбирай – не хочу! И, конечно, бочки, которыми начинается «дорога» и ими же оканчивается. И Мэри – мама Ассоль, и сама Ассоль начинают свой путь к «падению» (с точки зрения нравов того времени) именно с них. Тронула до глубины души проекция трёх горящих свечей — символа взаимной любви, веры и надежды в душе человеческой.

Приятно порадовало музыкальное сопровождение. Музыка Дунаевского прекрасна, но не менее прекрасным было и её исполнение инструментальным квартетом, состоящим из гитаристов Евгения Ацапкина и Дарьи Дамаевой, клавишника Алексея Згамы, ударника Юрия Дамаева.

Хореография от Оксаны Холевой и её коллектива, как всегда, выше всяческих похвал. Артисты хора (именно артисты!) блестяще сыграли свои роли. О вокальных данных говорить даже не приходится — кто не знает этот замечательный коллектив под управлением Константина Белоногова, который является лауреатом многих международных хоровых олимпиад и фестивалей! И поэтому чертовски обидно, что хористов было очень плохо слышно. Ведь в микрофон исполнялись только центральные партии.

Вызвало чувство умиления участие в мюзикле ребятишек театральной студии. Они ничуть не робели, прекрасно справились с поставленной задачей и в конце получили заслуженные букеты цветов.

По моему мнению, самыми сильными сценами оказались: 
— аукцион из вещей Мэри (Юлия Ткачева) старшим Меннерсом (Олег Синицын). Боль, страх, стыд, бессилие, с одной стороны, и хамство, властолюбие, чувство безнаказанности и правоты в своих злых поступках – с другой, были переданы настолько натурально, что хотелось защитить бедную женщину и дать достойный отпор не только трактирщику, но и пьяной толпе. Среди них ведь не нашлось ни одного человека, готового не то чтобы поддержать Мэри, а просто ей посочувствовать. И сразу же после этой ужасной сцены звучит нежная колыбельная для дочери. Контраст такой, что от этой песенки запершило в горле и появились слёзы;

— день рождения двенадцатилетней Ассоль (Наталья Юдаева), когда она с парусником стоит на маяке и слушает предсказание Эгля (Михаил Петров) о том, что её парусник вернётся, «неся на борту удивительного капитана». Только нужно немножко потерпеть, пройти «через горы обид, через море невзгод» и немножко подрасти. Этот чистый и светлый ребёнок напомнил Наташу Ростову с её широко распахнутыми глазищами, в которых затаилась любовь к родным, к миру, и ожидание чуда, которое обязательно должно сбыться;

— признание пастора (Роберт Левен) в своём разочаровании во Всевышнем и отчаяние Ассоль. Она просит помощи: «Помогите, святой отец, научите! Что-то сломалось… что-то ушло… Научите…». Но священник не может помочь, он сам сломлен.

Тронула игра Николая Перлухина, особенно его колыбельная. Необычен образ Меннерса младшего, сыгранный Игорем Негодяевым. Он заставил призадуматься — действительно отпрыск своенравной мамаши хочет стать другим или это всего лишь юношеское желание обладать Ассоль, такой непохожей на других. Остался загадкой образ Грея-Эгля. Я предлагаю вам самим решить — какой он? Для этого нужно просто пойти в театр.

А пока финальные строки мюзикла:

На дни, недели и года, на долгий век сцепились руки. 
Мы не видались никогда, но так устали от разлуки. 
Уже не слышно голосов. Лишь ты и я, одни на свете, 
И нас несет попутный ветер на крыльях алых парусов. 
Над бездною океана, под пологом ночи звездной. 
В любви не бывает рано, в любви не бывает поздно.

 

Текст — Н. Гора, фото — В. Берг

Источник — ВЫХОДНОЙ